Тексти від Печери Платона

[RU] «Джунгли Мейнонга»: бытийствующее небытие

Texts
В этой колонке речь пойдет про теорию не сильно известного в наших краях философа, последователя (до определенного момента) Брентано, — Алексиуса Мейнонга. Его персона интересна тем, что скорее всего он один из первых, кто занялся в структурном плане «небытием» и попытался с ним работать. Если его «коллега» Фреге просто выбрасывал из своего мира «небытийствующие» объекты, то Алексиус их сохранял и даже классифицировал.

Начнем, конечно, с самого главного — что существует по Мейнонгу.
Одной из главных характеристик предметов является «квазибытие» [Quasisein] или «вне-бытие» [Außersein] — свойство, которое как раз позволяет предметам предстать перед нашим сознанием, и им обладают все предметы без исключения (в том числе и небытийствующие). Так как Алексиус свою теорию часто пересматривал и переопределял границы существования, то и терминов обозначающих квазибытие намного больше, но мне кажется, что для общего понимания этих двух терминов вполне достаточно.

Австрийский философ определяет объект как то, что исходит из акта схватывания [Erfassen], и характеризует главные классы объектов из классов схватывающих переживаний. В его классификации их всего 4:

* представление
* мышление
* чувство
* желание

Каждому из этих переживаний соответствуют 4 вида предметов:

* объекты
* объективы
* дигнатативы
* дезидеративы

Предметы (которые можно причислить к объективному существованию) он уже делит на обладающих существованием [Existenz] и наличием [Bestand]. Например, в различии между красным и зеленым цветами усомнится нельзя, но оно не существует [Existenz], а имеется в наличии [Besteht]. В данном случае речь идет о предметах первых двух видов (объекты и объективы) — первые обладают существованием, а вторые — наличием. К объективам относятся еще разные идеальные предметы (мыслительные), которым сложно придать статус объективного существования, но и усомнится в них сложно — числа, идеи и т.д.

Также тут надо отметить, что к объектам (первый вид предметов) Алексиус причисляет внутренние переживания, хотя они и не могут быть представлены, но доступны нашему схватыванию благодаря самопрезентации или с помощью переживаний фантазий. Тут, конечно, возникает вопрос, а как быть с фантазиями, которые можно описать как «противостояние синих и красных драконов с жуком, который не может вылезти из своей коробки»? Все участники этой моей фантазии не соотносятся с ПРЕДстоянием, так как тут сложно назвать их объективно существующими.

Деление предметов происходит в соответствии с еще одним из принципов — принципом полноты: они могут быть, соответственно, полные или неполные. Полный предмет имеет бесконечно много определений/свойств, хотя зачастую мы не можем перечислить все возможные свойства. Как по мне, это больше похоже на феномен, который не исчерпывается нашим (человеческим) описанием. Полнотой обладают объекты (первый вид предметов) в том числе и мы с вами.

Интересным является уже следующая категория предметов, которые явно не существуют, но обладают полнотой. Ключевым «свойством» этих предметов является модальность «возможность». Отличаются они как раз тем, что происходит изменение одного из свойств объективно существующего предмета, но именно с такой характеристикой этот предмет мы пока не встречали. Например, любимым выдуманным предметом у Мейнонга была Золотая Гора. Если взять гору как гору (например, Лысую Гору в Киеве), и сказать, что она золотая, то это как раз будет объект, который является полным (потому что мы апеллируем к реально существующей горе и её свойства сложно до конца перечислить), но изменяем только одну из характеристик (например, материл из которого она сделана).

Такие предметы очень интересны тем, что они максимально подходят к бытию, но отличаются тем, что находятся в возможности. Например, меня можно представить с бородой длиной в метр. Борода у меня есть, но ей далеко до метра. Поэтому меня как полного объекта с одной измененной характеристикой можно запросто представить и сказать, что я с бородой в метр «могу» существовать. Эта идея настолько интересная, что была продумана и спасена от разгромной критики Расселом Яакком Хинтиккой в семантике возможных миров (The Logic of Epistemology and the Epistemology of Logic, 1988).

Для работы с подобными предметами необходимо ввести еще «вероятность», так как Я(1) с метровой бородой более вероятный, чем Я(2) с пятиметровой бородой. В доступных мне работах самого Майнонга и о самом Майнонге я не пока не встречал описания «вероятности». Но если мы, вслед за Хинтиккой, будем рассматривать семантику возможных миров в качестве продолжения идей Алексиуса, то тут уже проблем не будет, поскольку тут есть понятие «достижимость возможных миров».

Из всех перечисленных видов предметов, самым нереспектабельным является последний. Этот вид можно назвать «противоречивыми» предметами. Тут две главные характеристики: неполные предметы с явными противоречиями. Если приводить примеры, то тут как раз можно перечислить круглый квадрат, высокое море и т.д.

Вместо выводов.
Понятное дело, что заявленное стремление построить топологию небытия полностью не осуществилось, так как даже предметы, которые вообще не существуют, все равно обладают каким-то странным сверхбытием, проникающим даже в небытие. Мне кажется, тут главный нюанс скорее в том, что Мейнонг опирается в первую очередь на работу нашего сознания и то, с чем оно работает. Отсюда и вторая часть названия этой заметки. Наверное, можно назвать вещи, которые действительно не существуют только в том случае, если с ними не может работать наше (человеческое) сознание.

Рекомендации для чтения:
  1. Marek, Johann, “Alexius Meinong”, The Stanford Encyclopedia of Philosophy (Summer 2021 Edition), Edward N. Zalta (ed.), URL = <https://plato.stanford.edu/archives/sum2021/entries/meinong/>.
  2. Алексиус Майнонг. Самоизложение / пер. с нем. и послеслов. Романа Громова. — М. ДИК, 2003. – 80 с.